Natasha (natalyushko) wrote,
Natasha
natalyushko

Category:

Святки, колядование и "похороны покойника" в д. Пожарище. 6-7 января 2011.





ОСТОРОЖНО! Под катом ТУЧА просто фотографий и большой-большой рассказ. Траффик.
Но интересный.
Деревня ПожарИще, Вологодская обл., 700 км от Москвы. Фото Валентина Харпалёва (с).

Отправились мы туда на этот раз всемером. У нас был большой, запутанный, новогодний северный авто-тур, о котором я немножко вот здесь уже писала:
http://natalyushko.livejournal.com/633119.html
Я в Пожарище приехала уже в пятый раз, Валя - то ли в седьмой, то ли в восьмой.
Нас приглашали и ждали.
Приехали в Пожарище двумя машинами. В одной - мы с Валей, в другой - Женя (за рулем) с дочкой Яной, Паша с Олей и их сын Стёпа.


Руководитель ансамбля "Уфтюжаночка" и один из организаторов Пожарищенского ЦНК (Центра народной культуры) Олег Николаевич Коншин нас еще по телефону предупредил, чтобы мы постарались приехать часам к двум, а то и пораньше, чтобы успеть на представление. К ним там как раз под Рождество прибыли люди аж из Министерства финансов (!), из Москвы. И этим важным столичным товарищам пожарищенцы должны были показывать новогоднюю сказку. Мы имели возможность эту сказку заодно тоже посмотреть.

В ЦНК все стояли на ушах. Там у них с первого января едва ли не каждый день - гости, гости, гости. Всех корми-пои-развлекай, за всеми ухаживай. А тут вообще такие птицы пожаловали! До нас ли?
Но люди там золотые, и для нас время нашли. Подобрали, обогрели, накормили едой из печки. В прошлом году, когда мы на Святки сюда приезжали с Сашей-Наташей-Анечкой,
http://natalyushko.livejournal.com/512822.html
нас, помнится, угостили чудесным белым супом. А в этот раз дали кашу из разных круп с изюмом и картошку с мясом запеченую:


Наемшись, мы пошли в просторную горницу смотреть сказку "Морозко". Сюжет известный, чуть дополненный в фольклорном плане, чтобы можно было песни и пляски показать. Разыгрывали ее с сочным северным диалектом. Были в сказке и добрая дочка Настенька, и капризная ленивица Марфутка, и дед с бабой, и вечерка в соседской избе, на которой Настенька у Марфутки всех женихов отбила, и даже домовой был. И Морозко, конечно, который в лесу Настеньке сундук с богатым приданым выдал, а Марфутке - рвань какую-то, старье да отрепье. Пришлось ей учиться прясть да шить, как Настя.


После спектакля мы немножко пообщались с Олегом и Галиной Николаевной, руководительницей ЦНК, а потом пошли к хозяйке, к которой нас определили. К Тамаре Михайловне. Женщина общительная, гостеприимная, и, что очень важно, дом у нее от Центра в двух шагах. В прошлые разы-то нас тоже хорошо селили, только в Лесютино. А это в трех км от Пожарища. На машине добирались - по морозу пешком особенно не расходишься. А тут - раз-два и дошли.
У Тамары Михайловны к одной избе пристроена другая. Есть газ, в доме тепло. Комнату выделили ребятам большую и просторную. Там - кому матрасы на полу, кому кровать. К комнате как раз кухня примыкает: можно чайку вскипятить, перекусить. Мы с Валей тоже с ними тусовались, а спать шли в другую избу - на диван. Только что туалет холодный, но зато не на улице, а внутри дома. И всё по-северному аккуратно, чисто. И сами помещения - всякие сени, терраски, коридоры - всё большое такое, добротное. За постой здесь с человека в сутки берут 300 рублей.

Вот мы дома передохнули маленько, а под вечер опять в ЦНК пошли. Там пожарищенские ребята готовились к завтрашнему колядованию. Мастерили рождественскую звезду из цветной бумаги, решета, еловых веток. Повторяли Колядки. Мы им, как смогли помогли тоже. Чего-то такое складывали, вырезали, степлером скрепляли. Пытались попеть Колядки из Башенного репертуара, только, почему-то, пока мы пели, все из комнаты потихоньку разбежались...


Переночевали. Утром Валя и Женя, как водители, поехали с Олегом, его женой Ольгой и несколькими самыми активными фольклорными девчонками на машинах в Лесютино. Там живут женщины, которые с "Уфтюжаночкой" поют. К ним надо было зайти обязательно, поздравить, поколядовать. В Лесютино и хозяйка наша прошлогодняя тоже живет, Валентина Григорьевна. И к ней Валя с колядовщиками зашел, кланялся.
В магазин даже зашли - там поколядовали. И тоже подарки получили.
Белые полотенца крест-накрест, которые видны на фотографиях - обязательный атрибут колядовщиков в здешних местах. По словам Олега Николаевича, это архаичный символ того, что колядовщик - особый персонаж, посланец иного мира.
Вот как колядовали в Лесютино:


А еще вот Валя только что прислал аудиофайл. Послушайте, как они в Лесютино колядовали:


Ребята часам к одиннадцати вернулись, и, теперь уже вместе с нами, снова направились в ЦНК. Только Паша не пошел, дома остался.
Зря. Пропустил много.
В ЦНК разделились на две группы. Одна - взрослая, другая - детская. Дети пожарищенские ходили-колядовали сами по себе, со своей звездой. Это позволило всем вместе больше домов за полдня обойти. К кому взрослые не успевали заглянуть, приходили ребятишки, поздравляли, гостинцы получали. Потом полные корзинки наколядованного разбирали.


А вот как колядовали мы. Перед входом в каждую избу зажигали свечу на рождественской звезде. Заходили толпой, плотно дверь прикрывали, чтобы не выстудить. Просили разрешения:
- Хозяюшка, разрешите поколядовать?
- Колядуйте!
Дальше пели Тропарь. "Рожжество Твое, Христе Боже Наш...".
Потом одна из девушек обсыпала хозяйку и комнату пшеничным зерном: "Сею-вею-посеваю, с Рожжеством вас поздравляю! На добро, на житьё, на здоровьичко!".
Пожарищенцы пели свою Колядку:
"Шла-шла Коляда из Нова города,
Просила Коляда хлеба-мяса-пирога.
Кто даст Коляде, тому двор живота,
Триста коров, полтораста быков,
Они по полю ходили - помыкивали,
А во двор заходили - поигрывали!"
Дальше одна из девушек заводила:
"Маленький мальчик сел у стаканчик,
А стаканчик - хруп! Подавай, тётя, руб!"
В это время радостные хозяева приносили всякие конфеты-печенья, хлеб, баранки, кто и деньги давал, а где-то и угощали даже.
Ну, и мы в конце свою Колядку тоже пели. Да так, что, пока ходили, ребята деревенские ее выучили.
"Коляда, Коляда, уж ты клюшечка!
Коляда, Коляда, ты березовая!
Коляда, Коляда, ты где была?
Коляда, Коляда, за вратами была.
Коляда, Коляда, а где врата?
Коляда, Коляда, вода унесла!
Коляда, Коляда, а где вода?
Коляда, Коляда, гуси выпили!
Коляда, Коляда, а где гуси?
Коляда, Коляда, на войну ушли!
Коляда, Коляда, а где война?
Коляда, Коляда, посередь двора!"
А мы их Колядку тоже выучили. Теперь в Башне всех научим.
Иногда мы чередовали свою "Клюшечку" с припевками "Авсень, Авсень, ходи по всем!.." Но особенно петь всякие угрозы: "не дашь пятака - мы корову за рога" - было неловко, потому что хозяева не скупились, и везде что-нибудь давали.
Перед уходом обязательное: "Спасибо этому дому! Пойдём к другому!".
Колядование - хорошая возможность посмотреть, как люди живут. Тебя пускают за порог. В другое время, может быть, и не пустили бы.



Вернулись с колядования. На улице морозно было и ветрено, поэтому немножко устали. Но приятно так устали.
Перекусили. А потом ребята-журналисты попросили двух женщин из "Уфтюжаночки" попозировать им "с коромыслом".
Что за ребята? Трое москвичей. Приехали на своей машине утром. Из Интернета узнали о Пожарище, чуть ли не из моего же ЖЖ. Вот не думала - не гадала.
Зовут москвичей Антон, Саша и Володя. Мы с ними немножко пообщались. Симпатичные ребята.
Саша взял интервью у Олега Николаевича - я сидела, слушала тоже. Очень профессионально, интересные вопросы, рада, что послушала и записала. Владимир, как раз, фотограф - он затеял фотосессию "с коромыслом". У Антона, как потом выяснилось, хороший голос. Вечером он, на радость женщинам, романсы пел жестокие, красивые. Еще у них машина застряла - как мы в прошлом году, съехали на обочину, пропуская пешеходов, а обратно никак. Валя помогал выбираться. А когда мы уже уезжали, видели, как их трактор в Нюксеницу буксировал. Что-то там с машиной серьезное случилось. Но ничего, до Москвы, в конце концов, добрались.
Вот они, журналисты:


А вот что с коромыслом получилось:


Ладно. Наступил вечер. К шести в Центр народной культуры начали съезжаться машины и подтягиваться люди. Всего собралось, вроде бы, человек 85. Не только, конечно, из Пожарища. И из Нюксеницы приехали, и еще там откуда-то. Но основная часть были, все-таки, местные женшчины и бабушки.
Хозяева наварили штей - это не щи, а кашица такая с мясом жидкая. Нажористая. Остальную еду и питье гости приносили вскладчину.
Галина Николаевна загодя натворила пивця. Хорошее пиво получилось, как всегда в Пожарище. Жалко - мало. Но из братины мы его попробовали, когда по кругу пускали: "Цяроцькя-поцяроцькя серебряная... Кому цяру пить? Кому выпивать?... Пей-ко - попей-ко, на дне-то копейка...".


А в конце вечера пивовара, по традиции, качать надо:


Пляски весь вечер были хорошие. И так просто под гармошку, и "Сударушку" плясали, и "Метелицу", и "Уточку", и вальсок под "Верила-верила-верю...". Олег игры еще затевал. Частушки много пели.


А вот гармонисты. Мы уже узнавали Сашу (кудрявого, чернявого из Нюксеницы). Очень славный гармонист! Заглядение, как играет. Он и на Троицу здесь, и на всякие праздники. Приехал еще Василий Христофорович из Тарноги. Был местный Валентин Иванович. Который в тулупе. Тоже колоритный очень. Олег Николаевич, конечно, инструмент в руки брал. Даже женщина на гармошке играла.


В Пожарище на святочный вечер традиционно приходят наряжёнки. Ряженые. И в том году мы наряжёнок видели:

http://pics.livejournal.com/natalyushko/pic/001fpcew/

А в этот раз нас за день предупредили, чтобы мы тоже чего-нибудь такое придумали. Мы наморщили умы, просмотрели наш скудный скарб на предмет костюмов, и придумали арабского шейха (Валя), который приехал в Пожарище невесту себе искать. Благо, сюжет "свадьбы", "сватовства" - вполне святочный, особенно мы из русла не выбивались.
Так вот, шейх приехал, а с собой прихватил переводчицу (меня), пажа (Стёпу), трех модисток-визажисток-имиджмейкеров, которые должны каждую претендентку в жены к "презентации" подготовить (Женя, Оля, Яна) и главного эксперта, старшую свою жену, стервозную, строгую, но справедливую (Паша). И вот этот шейх, владелец яхт, островов, вилл, нефтяных вышек, а заодно и местного газопровода, одну за другой пропустил через испытания трех претенденток "из зала". Одну старшая жена заставила на голове заморский плод - памеллу пронести, другую - попой определить, сколько на стуле конфет положено, третью одна из визажисток (Оля) по рукам гладила, потом по ладоням хлопала, а потом невесте надо было одной рукой фигу показать, а другой честь отдать. Честь отдавать "так сразу" невеста, правда, по-началу, к общему ликованию, отказывалась. Но потом испытание выполнила. А всё равно старшая жена, одну за другой, всех невест отвергла. Пришлось шейху брать власть в свои руки, жену-стерву отстранять, и всех женшчин, за столами сидящих, брать в жены, строго-настрого наказав им назавтра в шесть утра явиться на автобусную остановку, куда подан будет караван верблюдов для перевозки гарема в солнечный Египет. "А не явитесь - отключим газ!"
Фотографий нашего выступления нет, потому что главный фотограф стоял в арафатке и зеленом одежном чехле посреди зала, роль играл.

Но это всё были шуточки. "Разогрев" публики.

А настоящие наряженки появились потом.
Вернее, сначала Яна вместе со своей новой подружкой Наташей, задымили все сени дымом - в старом лапте развели огонь, потом задули и начали всех дымом обкуривать. Это, как потом оказалось, было будущее "кадило".
Два года уже в Пожарище под Рождество не "хоронили покойника". Так-то вообще это здесь древняя традиция. И пугались люди по-настоящему. Сидят - празднуют, а тут вдруг сани, в санях гроб, и "вдова" над ним голосит. Люди примолкнут: "Кто ж это? Не слышно было, вроде, чтобы кто-нибудь помер-то..." А "покойник" как вскочит, да как побежит, да как начнет всех ловить-хватать!
В Центре эту традицию успели застать и подхватили.
Вот два года представления не делали, а тут решили сделать. Потому что дети в Пожарище перестали родиться. А "похороны" святочные на это дело влияют.

На этих святочных "похоронах" всё наоборот. Поп - не поп, дьяк - не дьяк, вдова - не вдова. У попа и крест кверх ногами, и отпевает он такими словами, что хоть святых выноси, всё похабности да непристойности, но дико смешно! Дьяк "окропляет" всех еловой веткой, да еще в воду сажи может добавить. У вдовы из-под платка борода выглядывает. А покойник-то, покойник! Сам лежит зеленый, простыней накрыт, а шишка-то у него стоит "выше подоконника"! Ох ты, мать честна, смех, да и только! Вокруг этой шишки торчащей основные шутки и идут. А потом покойник оживает... Вот уж визгу!

Тут было так же. Сперва выключили свет. Мужчины внесли мертвеца. Поставили. "Вдова" с кумушками бросились голосить да причитать, да всё норовили за шишку мертвяка потрогать, по ней больше всего горевали. Потом "поп" явился с "дьяком". Тоже чудили всяко. А потом, как всех позвали с покойничком "прощаться", он возьми, да и подскачи!
"Умер покойник в среду, во вторник,
Пришли хоронить - а он ногою шевелит..."


Вот он, артист. Живёхонький-здоровёхонький.


За "покойником" были опять наряженки. Сам Олег обрядился "невестой", ее "сватали" всяко неприлично. А уж такие дни, что ж. Святки.

Отдельно я хочу детей пожарищенских немножко показать. В ЦНК ребята составляли подробные родовые древа своих семей. Докопали аж до середины семнадцатого века. Известны местные коренные фамилии. Олег называл - семь, кажется, родов. Сам тоже по материнской линии из них, из корешков. И вот эти малыши местные. Вот бы их было больше, вот бы не разъехались, когда вырастут. Чтобы и классы в школе были не по пять человек, а по двадцать пять, и садик чтобы не пустовал. Сейчас, правда, не пустует. В школе народу немного совсем, а в садике есть. А уж теперь, после шуточных "похорон", рождаемость должна в деревне повыситься.
Правда, грозят тут в ближайшее время привезти в район аж шестьсот мужчин - рабочих на обслуживание газопровода. И не знают местные, радоваться этому или бояться. Потому что народ приедет неизвестный, кто такие, с какими намерениями... Не попортили бы чего, не сделали бы худа. И - это я уже от себя - не испортили бы уникальный русский северный генофонд, который здесь чудом каким-то, как в заповеднике, сохранился.


Кстати, все, как услышат название ПожарИще, тут же начинают пугаться: что ж за название такое страшное? А вот у местных оно никаких ассоциаций с пожаром вообще не вызывает. И не от этого слово оно возникло. Просто когда деревня с одного места на другое переезжала, новое место от леса надо было очистить. Лес выжигали, на его месте дома строили - вот тебе и Пожарище.

Не могу, конечно, не поместить Олега Николаевича несколько фотографий. Всё-таки, редкий человек. Особенный.

Вы о нем еще услышите, поверьте.

Вот еще просто лица хорошие.


Отгуляли мы вечер, поздно разошлись. А пока шло веселье, на улицах, оказывается, ребята местные баловали. Заборы поперек дороги ставили, дровами проходы заваливали. Святки! Положено. Еще иной раз водой ступеньки на крыльце зальют, чтобы было скользко. Или дверь подопрут. В других местах России на Святки озоровали раньше и похлеще - могли чуть ли не телегу на крышу затащить. Могли ворота с петель снять.
Нас не тронули. Даже машине выезд не загородили. И на том спасибо.

Утром встали не поздно, собрались, поблагодарили Тамару Михайловну, со всеми попрощались, и в путь. Через Тарногу в Тотьму, через Вологду в Ярославль, через Переяславль в Москву.


А пожарищенцы приедут в Москву этой весной, в начале апреля. Предположительно 10-12 человек. Будут выступать в каком-то землячестве, а потом, может быть, еще где. Мы бы хотели, чтобы они на денечек хотя бы задержались, мы бы им столицу показали. А то они один раз уже приезжали, так с утра приехали, весь день репетировали, вечером выступили, и их тут же на поезд отвезли - даже город не увидели. Но тут всё зависит от принимающей стороны. Они пока даже не знают, на чем приедут. Будем ждать.

Спасибо, дорогие! Хорошо у вас.

Здесь вот все эти и еще кой-какие фотографии:
http://www.rozhdestvenka.ru/gallery2/v/svjatki_2011/
Если смотреть фотографии одну за другой, пояснения видны сверху.
Tags: Пожарище, Рождественка, поездки, славяне, слова песен, ссылки, фольклор, фото, экспедиции, этнография, язычество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments