Natasha (natalyushko) wrote,
Natasha
natalyushko

Categories:

Июнь 2015 в Пожарище. Праздники и будни.

Как долго пишется этот пост! Уже дней десять, наверное. С перерывами, в несколько подходов, с правками и дополнениями… Вот уж и вернулись, а всё никак не допишется. )

Мы традиционно съездили на Троицкое Заговенье в Пожарище, деревню в Нюксенском районе Вологодской области, далёкую и прекрасную. Приехали 6, уехали 21 июня. В нашем доме жили в разное время от двух до одиннадцати человек: Валя-Аня-Наташа Х., Лёша Ф. - Марина Т., Саша-Наташа-Аня-Егор П., Паша М., Света Р., Ира Б.
На фото не все.

Северная погода капризная. С утра шесть раз переменится. То пригреет солнышко, с коротким рукавом ходишь, благодать. И тут же ветер как задует, да студёный, арктический, бррр! кутаешься в куртку, Аню застёгиваешь на все молнии, платок покрепче перевязываешь. Дождиков по пяти на дню, тучи, радуги, по горизонтам такие облачные феерии, что хоть с фотоаппаратом, хоть с мольбертом ходи. А у нас ни того, ни другого. Так любуемся. Первую неделю тут мёрзли неподецки, но всё равно любовались и радовались. Красиво! Правда, по ночам было совсем уж холодно, ниже десяти градусов. У нас-то котёл да печка, нам чё, а местные тётеньки вздыхали: огурцы не вызревают. Зато комаров сдувало. Мошка по вечерам малость докучала, особенно с высокой травы поднималась, когда ребята косили. А теперь и потеплело, так и вообще хорошо.
12 июня уехали Паша, Саша, Наташа, Аня и Егорка. А до них ещё Свету проводили. А до неё Лёшу, Марину и Иру. Вот сколько у нас гостей в этом году было. Рада, что славное семейство Полищуков задержалось до двенадцатого, а Паша так и до двадцать первого, с небольшим перерывом. Хорошо эти дни прожили.

Жизнь тут степенная, но интересная. Что ни день – события чудесные и необыкновенные.
Под катом туча фотографий и много текста не только о празднике.


Приехали в этот раз на поезде до Костылево, а оттуда на синем фольксвагене, который в Тарноге заранее Валя заказал, до самого дома. Очень комфортная и быстрая оказалась дорога. Гораздо легче переносится, чем на машине. И не заметили – ночь в поезде, потом два с половиной часа на машине, и дома. Колесо только по дороге водитель заменил, спустило. Но по деньгам, конечно, плацкарт плюс за микроавтобус (нас в машину шестеро всего, плюс вещи), что-то набегает.
Разместились, и уже через пару часов Мангалчи со Светой-Пашей-Ирой подъехали.
Это всё в субботу, 6 июня. И в этот день мы пропустили, оказывается, интересного много. Во-первых, в Пожарище установили памятный крест и была служба, батюшка из Нюксеницы приезжал. На этой службе, вернее после нее, когда местные жители стали говорить, выступать, случилось два знамения – радуга над крестом и журавли пролетели, а два из них даже к людям ближе спустились. В ЦТНК это всё на фотографиях зафиксировано. Удивительно! Журавли к людям обычно не подлетают. А тут словно предки поприветствовали своих.
Потом был крестный ход в Заболотье, где удивительной чистоты родник бьёт. Одно время родник пересох, прошлой осенью не было в нём воды, а сейчас идёт сильный поток. Родник хорошо оборудован – сруб над ним, внутри всё очень душевно и аккуратно. Батюшка просил купальню сделать. Это, говорят, сложновато, потому что место сырое и яма быстро сама водой наполняется, не родниковой, а болотной.
Заболотье – третья деревня в кусте деревень, которые раньше были в одном колхозе и в которых как раз проходил праздник Троицкого Заговенья: Пожарище, Кокшинская, где наш дом, и минутах в пятнадцати ходьбы от Кокшинской – Заболотье. Только теперь там всего два дома осталось. Питерская женщина живёт и пасеку держат. А раньше большая была деревня. Жалко. Но вот родник там хороший, да. Вода чистая и совершенно живая. Чище воду я только на Алтае в горных реках пила. Но там энергия у воды другая. Здесь спокойнее.

Это как раз на роднике Саша снимал.

Вот, значит, тот крестный ход мы тоже пропустили. А народу на нём было очень много! Из Нюксеницы люди приехали, из окрестных деревень.
А вечером прошел концерт. После него молодёжь костёр жгла и сама со всякими играми-плясками отжигала. Это мы чуток посмотрели. Часть коллективов приехала за день до основного праздника, вот они и выступали.
Всего в этом году на праздник собралось больше четырехсот человек! Много!

В воскресенье состоялся главный праздник.
















На фото выше, кстати, Олег Николаевич и женшчыны пожарищенские первым рядом мимо нашего дома проходят.



Это уже ряды из Пожаришша пришли в Кокшинскую, и там на полянке гуляют. А потом обратно пойдут, дак.






Общая трапеза снова на большой поляне в Пожарище.
















Обратите внимание, как у Валентины Изосимовны платок "домиком" повязан. Под низовочкой - рожки, как положено.









Справа - Арина, хорошая девочка, которая с Анютой нашей дружит и нянчится с ней уже не первый год.




Бабушке, которая у микрофона, девяносто три года. Специально на праздник приехала с ансамблем. Из Тарноги, если не ошибаюсь.

Всё опять было здорово. Желающие могут по метке "Пожарище" пролистать мой ЖЖ и почитать-посмотреть, как проходил Пожарищенский праздник в 2007, 2009, 2010 и в другие годы. Мне-то есть, с чем сравнить, поэтому позволю себе несколько наблюдений. Чем Троицкое Заговенье-2015 отличается от праздников прошлых лет.
Проходка рядами, мне показалось, была короче, чем обычно. Самих рядов, в смысле фольклорных коллективов в проходке участвовало меньше. Хотя на праздник их съехалось очень много. Кто-то остался слушать вологодские ансамбли в фиолетовых сарафанах и пластмассовых кокошниках, которые на сцене на поляне продолжали петь военно-патриотические песни, кто-то ещё в субботу во время крестного хода своё прошёл, кто-то успел выступить в пятницу-субботу в Нюксенице и в Пожарище на первых концертах, поэтому в ряды встали не все.

В этом году, мне показалось, было особенно заметно разделение участников праздника на «два мира – два шапира»: аутентичные этнографические коллективы сильно отличались от представителей "народных хоров" в одинаковых костюмах с бахромой и странными висюльками, натужной манерой пения и особым "ДэКашным" репертуаром. Не то, чтобы они уж такие плохие, эти народные хоры, просто другие. Тоже поют, тоже стараются, душу, наверное, вкладывают, а как те фальшивые ёлочные игрушки, не радуют. Те ансамбли, которые Олег Николаевич представлял, с настоящими девяностолетними бабушками, такими трогательными, такими настоящими, с ребятишками в чудесных пестрядных рубахах, девчонками в домотканых сарафанах и фартуках, со звонкими голосами и удивительной красоты песнями, с гармонистами и плясуньями, разительно, конечно, контрастировали с областным официозом, который так долго не желал уходить со сцены.

Но это всё ладно. Всё равно праздник состоялся. И ярмарка была, и мастер-классы на ней по расписным пряникам, бересте, плетению, гончарному делу и разным другим занимательным рукоделиям состоялись, и хороводы водили, и качули не пустовали, и в Кокшинской поляна гудела – играли-пели во всех концах. А потом за общими столами сидели, пили-ели-пели. В больших котлах на открытом огне – каша, суп, плюс у каждого коллектива, у каждой бабушки своя корзинка со снедью. Пивцём всех обнесли честь по чести. И нам досталось по глоточку. И мы, рождественцы, тоже сидели за дощатым столом со своими картошками-огурцами, пили-ели, дети на траве резвились, колодезную воду хлестали, комаров кормили. Было хорошо.

Вот официальные сведения о празднике:
«Главный участник праздника — ансамбль «Уфтюжаночка» деревни Пожарище, которым много лет руководит Олег Николаевич Коншин. На его приглашение отозвались коллективы из Москвы, Санкт-Петербурга, Вологды, Ростовской области. Гостями фестиваля были более 500 человек из различных уголков России: ансамбли из г. Санкт-Петербурга — «Домострой», «Горница», «Василиса»; коллектив казачек «Лазоревый цвет» с хутора Астахов Ростовской области, фольклорные ансамбли Вологодского государственного педагогического университета, ДШИ № 4 г. Вологды, клуба «Феникс» из г. Череповец, и многие другие.
Песни, гармони непрерывно звучали в течение всего праздника. Было проведено три концерта: «В кругу друзей», «Россия, Русь, храни себя, храни!» и заключительный Гала-концерт».
Пожарищенцы, как водится, за три дня выложились по полной программе. Молодцы. Честь им и хвала.


Теперь по чуть-чуть о том, что мы тут все другие дни кроме праздника делали.

Пекли в печке пироги. И взрослые - Саша, я, и дети – Аня большая, Аня маленькая, Егор хорошо помогали. Напекли с капустой, с вареньем и плюшки. Хорошие вышли пироги, румяные. Только те, что на кирпичи попали, когда противень в печку на два кирпича ставили, чуть не пропеклись снизу. Надо иметь в виду на будущее – приспособить для противня другую подставку.









О том, как готовили рыбу на лаптях, я вот здесь уже рассказывала:






Паша, Света и старшая Аня ходили пешком до Уфтюги. Под дождями вымокли, но вернулись довольные, даже искупались, хотя день был прохладный.





Потом уже мы втроём – Анюта, Паша и я, - другой дорогой к речке выходили. Покороче, но мимо помойки и подход к воде хуже. А уж до Норушки и до родника в Заболотье мы все по несколько раз догуливали. С малышнёй-то особенно не разгуляешься, да ещё в такую погоду, но мы старались. Саша как-то организовал обед «на воздусях» - на недостроенной веранде недостроенной бани. Душевно чайку попили.

Аня старшая ходила в гостевой дом и ткала половики вместе с тётеньками из ансамбля «Василиса», г. Пушкин, под Питером. «Василиса» тут, в пожарище, уже не в первый раз гостит и учится. Половик у Ани получился красивый, аккуратный. Она его домой забрала. Умница.





Наташа, Паша, Валя и я ездили в деревню Заборье к бабушке, которая лечит, Лидии Анатольевне. Я сама у неё не лечилась, только координаты узнала, поэтому подробности рассказывать не вправе. Скажу только, что бабушка настоящая, местная, деревенская, 83 года ей. Привозят к ней детишек, взрослые ездят, и даже домашним животным некоторым помогает. Это уж мы не понаслышке знаем. Лечит и руками, и водой, и углём, и дымом, и молитвой. Когда Валя приехал, мы Лидию Анатольевну к нам домой три раза привозили, она Анюту купала, тоже не просто так, а с приговорами, со специальной водичкой, с особыми целительными манипуляциями. Может быть, потом расскажу, как это было. Травок нам душистых надарила, банку воды наговоренной дала, рассказала, как чего делать. А денег не берёт. Только угощениями с ней расплачивались, и то отказывалась, как могла. Вообще всё с ней как в сказке. Здесь многое так, но Лидия Анатольевна – особый какой-то случай, фольклорный элемент совершенно. Волошебница настоящая. И глаза у неё такие... сказочные. )


Это Анюта с бабушкой Лидой как раз после очередного купания.

Один вечер мы-таки попели хорошо с Наташей-Сашей. Для себя, вечерком, за столом. Здесь не все песни поются. Вот «Разлилась речка быстрая» очень в тему оказалась. «Ягодка», почему-то, меньше. «Рощица» хорошо пошла. И на удивление «Голымба», хотя за столом её петь было странно.

Слушали экскурсии по деревне. Детей то и дело в Пожарище привозили то из Городишны, то из Лесютино, то из Питера… А экскурсионный маршрут как раз мимо нашего дома проходит, потому что соседский дом Нины Серафимовны является, на минуточку, памятником архитектуры Вологодской области. Я сама кое-что узнала от Сони, чего раньше не слышала. И о избах, и о амбарах-ледниках-банях, и о природе местной.



Заходили несколько раз в ЦТНК и в Гостевой дом. И у себя мало-мало гостей принимали местных. Немного, но заглядывали тоже.



Героические Лёша, Саша и Паша выкосили нам в несколько заходов весь бурьян вокруг дома. А Марина и Света в первые дни, когда ещё не уехали, всё на тот момент скошенное в кучи собрали.



Ездили мы к разным речкам, заезжали в брошенные деревни, и на кладбище местное ходили с Анютой, и к роднику в Заболотье, и к остаткам заветной сосны прикасались, и так гуляли.









Пили парное молоко и брали непередаваемой вкусноты творог у душевной продавщицы Любы. А в ЦТНК накупили хорошего иван-чая. В правильном месте собранного и правильно на печке сферментированного. Мороженое, конечно, Вологодское тоже не забывали.



Несколько дней после 12 июня, когда Саша-Наташа-Егор-Аня уже разъехались, Паша в леса ушёл, а Валя ещё не приехал, прожили мы в доме вдвоём с Аней. Шороху она мне дала, а работать не дала совсем.




Через три ночёвки Паша возвратился, сделав круг, и повторив в улучшенном варианте зимний лыжный Рождественский маршрут. То есть наши героические мужчины и одна героическая женщина зимой ходили несколько дней в пожарищенских окрестностях в лыжном походе, пережили массу катаклизмов, на одной стоянке забыли дуги от палатки, но точку на джипиэсе отметили, и вот Паша летом к этой точке чудесным образом пришёл, дуги нашёл и ещё более чудесным образом вышел обратно к нам, с двумя клещами в теле, вымоченный ливнями, высушенный ветрами, усталый, но не побеждённый. И тогда уже мы стали втроём дожидаться Валю, который спустя день и приехал, совершив сложный транзит Москва-Высокиничи-Москва-Питер-Москва-Высокиничи-Москва-Хотьково-Пожарище. Именно в такой последовательности, галопом, подряд. Анюта сильно по папе соскучилась, даже плакала, всё время играла, что ему по телефону звонит, а уж когда приехал, радости предела не было!


Как Валя приехал, стал он тут же доделывать баню. Закрывать крышу баннерами и запускать в мытной котёл, чтобы можно было зимой мыться, а то зимой душ-то уже не работает, а местные бани, откровенно говоря, у бабушек так себе. Как-то здесь банная культура не очень сформирована. Паша Вале помогал – держал, где надо, прибивал что надо, таскал куда надо. Очень иной раз его помощь оказывалась кстати. Котёл вхолостую запустили, выжгли всё лишнее, а воду вскипятить уже не успели. Бабушка Лида так Анюту все три раза и мыла у печки в детской ванночке. Хотели хоть раз в новой бане помыть, да вот не случилось. Но и так хорошо вышло. Теперь зимой совсем другая жизня тут пойдёт).







21 числа отправились в Москву, прихватив с собою Любу, но уже другую, не продавщицу, а бывшую сотрудницу пожарищенского детсада, будущую злотошвейку. Люба на паломничество в Оптину пустынь собралась. У нас в Москве переночевала и сегодня утром вот я её на автобус до Козельска проводила. Если всё сложится, как Люба задумала, то в Оптиной пустыни она научится вышивать «по-церковному», и будет работать при нюксенском храме. По-фольклорному-то она вышивать уже умеет. Очень воцерковлённая, очень православная женщина. Простая, душевная. Пусть всё получится у неё.

Ну, вот, а мы пока дома, в Москве. А Анюта у Татьяны Богдановны в Хотьково на недельку осталась. Землянику есть. Так и съездили. Спасибо всем.

Очень заметно, когда приезжаешь с Вологодчины после долгого там пребывания, как мы все тут акаем, в Москве. )

В посте использованы фотографии Валентина Харпалева, Павла Матасова, Александра Полищука, Светланы Русаковой, Натальи Харпалевой.
Tags: Аня, Валя, Пожарище, Рождественка, Троицкое Заговенье, путешествия, фольклор, фото, этнография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments