Natasha (natalyushko) wrote,
Natasha
natalyushko

поморские байки

Ехала я когда с Соловков, попался в купе интересный попутчик. Мужик лет 55, звать Валера, сам родом из Тамбова, военный, переехал в Кемь, уже больше двадцати лет там живет. Всякие интересные байки поморские мне рассказывал.

Сынишка у Валеры, в школе учится. У него приятель – паренек из дремучей поморской деревушки, в которую только вертолетом можно добраться. Оттуда детей раз в неделю забирает вертолет, привозит в Кемь и оставляет в школе-интернате до выходных. На выходные отвозит к родителям. Родители, понятно, рыбаки. И вот Валере понадобилось уже своим пожилым родителям в Тамбов отправить рыбки. Он и обратился к этому мальцу: «Попроси мамку с папкой, может быть, килограмм-полтора семги достанут?» - «Конечно! Сегодня вертолет как раз будет, я им записку передам». Через день-два приносит огромный сверток: кусманище килограмма на четыре. Валера ему: «Спасибо! Сколько я тебе должен?» Тот растерялся: «Ничего не должны...» «Ну, как же? Это же тебе родители прислали. Вот деньги...» - «Нет!» «Это не тебе, это твоим родителям! Я должен расплатиться за сёмгу!» -«Нет! Не возьму!» Пихал-пихал ему Валера деньги, уж и в карманы пытался засунуть, и в руку, тот - ни в какую. В конце концов, так разобиделся, что оземь эти бумажки кинул, растоптал и убежал, чуть ли не в слезах. Валера не знал, что и думать! А уже потом, где-то в гостях, обмолвился об этой истории. А ему местный говорит: «Да ты что? Помору за сёмгу деньги предлагать?! Это же Царь-рыба! Никогда за Царь-рыбу настоящий помор денег не возьмет! За треску, за селедку – пожалуйста, но не за сёмгу! Вот подарить, обменять на что-то – это можно, а платить – нет...» В итоге Валера договорился-таки с парнишкой, что из Тамбова пришлют ему чего-то, чего в деревне его родителей нету, тем и расплатится. Тот хмуро согласился. Так и сделали.

Еще рассказывал Валера, что у поморов принято гостя сначала напоить чаем, а уж потом спрашивать, зачем пришел, и кормить всерьез. Как-то пришел в одну семью поморскую, пока сидел, с женой разговоры разговаривал, муж с работы пришел. Уставший, голодный, а жена ему – чаю. «Я, - говорит, - удивился: нет, чтобы щей наваристых, картошки с мясом... А она – чаю! Потом смотрю: тот одну чашку, вторую, третью, и тут жена кастрюлю с борщом выносит. Вот теперь и пообедать можно».

Поморы всегда жили не бедно. Старые дома ломают в Кеми – золотые монеты находят часто и много. Валерин знакомый рассказывал, как был мальчишкой, и ему приятель по секрету как-то проболтался: «А у моей бабки в погребе вон что есть!» Вытаскивает сверток: в тряпице что-то тяжелое и большое. Развернул – а там олень, из чистого золота! С полпуда весом. «Только ты, - говорит, - никому! Бабка его прячет!» Потом этот парень вырос, уехал куда-то, бабка померла, а дом снесли. Что с оленем стало – никто не знает.
В поморских деревнях в советские годы у хозяев на книжках и по 30, и по 50 тысяч рублей лежало. Тратить-то не на что. Заказывали катерам в навигацию и вертолетам, когда зима, чтобы привозили из города чего подороже. Вот и стояли в домах телевизоры-тумбочки, холодильники-шкафы, пылесосы ржавые... Электричества-то нет! Про запас покупали: авось, когда-нибудь провода дотянут, хоть внуки попользуются...

К природе всегда с почтением относились. Если на сёмгу ходили, то принято было покупать кусок реки на лов, и полностью никогда не перегораживать. Не то, что сейчас! Рыбу «туристы» грузовиками под ноль вылавливают, лебедей-гусей стреляют, чуть ли не из автоматов – разом и с катеров, и с берега... Валера слышал, как старая черная карелка, плохо по-русски разговаривающая, сидевшая у крыльца своего дома и чистившая рыбу, как-то, увидев приезжих, проскрипела: «Понаехали, плять, пелорусы!» Оказывается, действительно, в своё время в эти места очень много белорусов приезжало. Запомнила.

Мистику всякую Валера рассказывал тоже. Вот как-то откололась от какого-то острова (чуть ли не Большого Соловецкого) гранитная плита, и приплыл (!) на ней по волнам морским к берегу одной деревеньки под Кемью святой. Плита эта осталась у берега и считалась тоже святой. В 70-е годы в те места приехали студенты. У них что-то типа ЛСО было. Студенты из какого-то то ли археологического, то ли реставрационного института, то есть, люди, вроде, понимающие. Но молодо-зелено: стали безобразия нарушать, дебоширить, на этой святой гранитной плите пьянки устраивать, гвозди прямить, костер разводить... Доигрались! Лопнула плита. А от деревни ее речка отделяла. Так эти студенты, как плита лопнула, на лодках речку переплыли, и с криками, с выпученными глазами, все, как один, понеслись через деревню в лес. И сгинули. Все до одного. Никого не нашли. Валера клянется, что его самого тогда к поискам привлекали. Не нашли.

Где-то есть в этих местах, на берегу моря, камень с колокольным звоном – ударишь по нему, а он звонит. Есть старые монашеские солеварни. А в месте Святой Мыс на взморье, возле речки Летняя (электричкой от Кеми на север, станция 863 км, а оттуда пешком) есть старая деревня, где стоит часовня Иоанна Предтечи. А рядом с ней была икона, ВЫРУБЛЕННАЯ В КАМНЕ! Икона Богородицы. Совсем недавно еще была. Так спёрли какие-то сволочи.

Вот еще байка. Валере очевидец рассказывал. «Иду, - говорит, вдоль берега, метров триста от воды – не меньше. Опушка лесная. Смотрю: стоит весь мокрый рыбак, а рядом с ним - лодка. Спрашиваю: «Как же ты ее сюда притащил-то?» А он мне: «Да это не я!..» И рога мне показывает. Лосиные. Рассказывает: плыл он на лодке между островов. Ветер поднялся, трудно с веслами справиться. А тут видит: лось к тому же берегу плывет! Они плавают-то хорошо, и от острова к острову иногда путешествуют. Так рыбак не растерялся, и веревочку якорную от лодки этому лосю на рога и забросил. У лося силища – дай Бог, плывет себе, лодку тащит. А как до берега добрались, этот лосяра ка-ак ломанет! И по суше лодку потащил! Вот, до опушки доставил, потом рога обломал об дерево, и - в лес...

Когда медведь какой-нибудь в лесах человека задерет или труп поест, на него сразу охотников отправляют – это официально, егеря отслеживают. И вот однажды такого медведя отстрелили. Совсем недавно это было, в восьмидесятые годы. Отстрелили, принесли в деревню корельскую. А у корелов по сей день язычество в крови. Медведь – их тотем. Тушу-то медвежью стали разделывать, смотрят, а у него на когте – кольцо обручальное, золотое! Ну, понятно: тоже человека задрал, а как пожирать стал, так случайно себе на коготь кольцо и подцепил. Но корелки старые собрались толпой, заголосили: «Убили! Царя зверей убили!..» Похоронили медведя с почестями, с плачем, с песнями.

А еще мне Валерий дал хороший рецепт клюквенной настойки. Я человек непьющий, а всё равно записала. Может быть, кому и пригодится.
бутылка хорошей водки, стакан клюквы (проткнуть каждую ягоду иголкой), стакан песку. Все это смешать и, по крайней мере, месяца три не трогать. А лучше – больше. Когда выпьете потом, ягода останется, так на пьяную клюкву зимой хорошо куропаток ловить.
Tags: байки, притчи
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments